Цветочник (flowerspbmax) wrote,
Цветочник
flowerspbmax

Новый дом Apple — взгляд изнутри

Журналист Wired Стивен Леви написал обзорный материал по следам экскурсии в новый главный офис компании.




7 июня 2011 года местный бизнесмен выступил на заседании городского совета Купертино. Его выступление не было запланировано, но его присутствие на собрании не стало полной неожиданностью.

Ранее в этом году мужчина уже заявлял о своем желании посетить собрание, чтобы предложить строительство новой серии зданий вдоль северной границы города, но в тот момент у него не было желания этим заниматься. Как всем было известно, состояние его здоровья находилось в печальном состоянии.

Перед началом собрания член совета Купертино Крис Ванг выглянул в окно в конце комнаты и увидел его шагающим по направлению к зданию. Он тяжело двигался и был одет в ту же одежду, что и день назад, когда представлял миру новые разработки. К слову, это была всё та же самая одежда, которую он носил всегда.

Когда подошла его очередь обратиться к совету, он вышел на подиум. Бизнесмен начал говорить осторожно, прежде чем перейти на свой привычный гипнотический тон, который обычно использовал в основных докладах.

Его компания, как он выразился, «росла как дрожжах». Его штат значительно увеличился за десятилетие и стал занимать уже более ста зданий, в то время как его сотрудники выпускают один хит за другим. Чтобы объединить своих сотрудников, он планировал создать новый кампус с зеленым ландшафтом, в котором была бы размыта граница между природой и цивилизацией.

Он объяснил, что в отличие от других подобных городков, которые казались ему неинтересными, основной объект кампуса будет выполнен в виде круга и вместит 12 тысяч работников. «Это весьма впечатляющее здание», — сказал он им. «Немного похоже на место приземления космического корабля».

Когда Ванг спросил, какое преимущество получит Купертино от такого крупного предприятия, выступающий, заговорив чуть более напористым голосом, как будто говорил с ребенком, объяснил, что это позволит компании остаться в калифорнийском городке.

В противном случае он может продать свое имущество и, взяв людей, переехать в другое место, например, поблизости от Маунтин Вью. После этого неприятного отступления, выступающий смог продолжить рассказывать о проекте, который он собирался создать.

«Я думаю, что у нас есть шанс, — сказал он совету, — построить лучшее офисное здание в мире». Тогда ещё никто не мог знать, что это будет его последнее появление перед публикой. И он также не стал рассказывать им, что это не просто планирование нового городка для компании, в которой он был сооснователем, которую он построил, оставил, вернулся и, в конечном счёте, спас от вымирания.

Через открытие новой штаб-квартиры Стив Джобс планировал собственное будущее Apple — будущее после него, да и, в конце концов, после всех нас.

Стив Джобс презентовал новый кампус Apple в июне 2011 года на собрании городского совета Купертино. И вот, в этот прохладный и ясный мартовский день, спустя более пяти лет после смерти Джобса я сижу рядом с Джонатаном Айвом на заднем сидении Jeep Wrangler, и мы готовимся к экскурсии по недавно законченному кампусу, получившему название Apple Park.

В свои 50 лет руководитель дизайнерского департамента Apple всё ещё выглядит как игрок команды по регби, которым он был когда-то и остается до сих пор. Несмотря на славу, состояние, судьбу, это всё тот же британец с вкрадчивым голосом, которого я встретил почти 20 лет назад. На нас обоих белые каски с серебряным логотипом Apple, а у Айва персональная надпись «Jony» прямо под легендарным символом.

Нас сопровождает Ден Уизенхант — глава отдела оборудования и фактически руководитель проекта. Он тоже в «именной» касе.

Это действующая строительная площадка, которая совсем скоро должна завершиться. Первые обитатели кампуса, предположительно, должны прибыть в течение 30 дней после моего визита. А далее сюда каждую неделю будут приезжать 500 новых сотрудников. Я чувствовал себя как участник первой поездки в Парк Юрского периода.

Мы проезжали по Норт Тантау Авеню мимо зданий, в которых будут размещены сотрудники, которым не посчастливилось попасть в центральное здание кампуса.

Всего несколько лет назад большую часть пространства здесь занимала автостоянка. Но сегодня огромные обочины в виде искусственных холмов обрамляют дорогу, закрывая вид на оживленные улицы Wolfe Road и Interstate 280 и образуя пейзаж с сотнями деревьев, посаженных в деревянные коробки.

Мы едем по кампусу и сворачиваем ко входу в туннель, который приведет нас к Ring (кольцу). Конечно, я уже посмотрел картинки того, как это будет выглядеть, — подобно тому, как смотрят трейлер к долгожданному блокбастеру.

С того момента, как Джобс представил городскому совету Купертино цифровые изображения «Кольца», — так в Apple называют главное здание — они стали расходиться по всему миру. По мере строительства над проектом начали курсировать дроны-беспилотники и снимать виды с воздуха, которые потом были смонтированы в видео и опубликованы на YouTube под сопровождение саундтрека в стиле нью-эйдж.



Однако несмотря на ликование фанатов, Apple испытала и ряд проблем, связанных с масштабностью и объемом проекта. Инвесторы, которые призывали Apple перечислить ещё больше премий акционерам, считали, что заявленные затраты на строительство в размере $5 млрд должны были лечь в их карман вместо того, чтобы быть потраченными на создание нового офиса.

Кроме того, открытие кампуса происходит в тот момент, когда, несмотря на выдающиеся доходы, Apple с момента смерти Джобса всё ещё не представила товара, который «взорвал» бы рынок.

Руководители Apple хотят, чтобы мы знали, насколько крут новый кампус, для чего они нас и пригласили. Но это также привело к недовольству некоторых людей тем, что слишком большой акцент был сделан на гигантских стеклянных панелях, индивидуальных дверных ручках, на 9 тысячах квадратных метров спортивно-оздоровительного центра с двухэтажной комнатой для занятий йогой, отделанной камнем, только что привезенным из специального карьера в Канзасе, который был тщательно состарен, чтобы быть похожим на камень из любимого отеля Джобса в Йосемити.

Внутри 230-метрового туннеля сверкает выложенная вдоль стен белая плитка, как та, что установлена в ванных комнатах высокого класса. Это то, как выглядел туннель имени Линкольна в день открытия, ещё до того, как первая сажа испачкала его стены.

И когда мы выезжаем из туннеля, появляется «Кольцо». Когда Jeep кружит вокруг него, солнце мерцает в изогнутой стеклянной поверхности здания. Навесы, подобно белым плавникам, выступают из стекол на каждом этаже. Все это вызывает необычное ощущение ретро-будущего, напоминающее иллюстрации из журналов научной фантастики 1950-х годов.

Вдоль внутренней границы «Кольца» проходит дорожка для прогулок длиной в три четверти мили (чуть больше километра). Эта идея открытости, свободного передвижения, может быть, напрямую и не ассоциируется с Apple, но в этом и состоит часть задумки.

Мы проезжаем через вход, и дорога ведет нас назад под здание во внутренний двор, прежде чем мы снова вернемся обратно. Поскольку это кольцо, конечно, здесь нет главного вестибюля, но есть девять входов.

Айв предпочёл провести меня через кафе, огромный атриум — пространство, которое тянется вдоль всех четырех этажей. Когда все будет закончено, оно сможет вместить одновременно около 4 тысяч человек, распределив их между огромным нижним этажом и обеденными зонами на балконе. Вдоль внешней стены в кафе установлены две большие стеклянные дверцы, которые открываются, когда на улице хорошая погода, позволяя людям обедать на свежем воздухе.

«Может быть, это глупый вопрос», — сказал я. «Но зачем вам нужна четырехстворчатая стеклянная дверь?». Айв приподнимает бровь. «Это зависит от того, какие вы сами себе устанавливаете границы потребностей, не так ли?», — произносит он.

Мы поднимаемся наверх, чтобы посмотреть вид. С самолетов, приземляющихся в аэропорту Сан-Франциско, и даже с дронов, которые жужжат, пролетая в сотнях метрах над зданиями, «Кольцо» напоминает ужасающий рисунок, выражающий корпоративную власть и несуразно располагающийся между магазинами, дорогами, офисными парковками в пригороде Кремниевой долины.

Но когда я выглядываю из окон и вижу все эти холмы на пространстве внутри кампуса, эти мысли уходят. Вы чувствуете умиротворение даже под шум и грохот строительства. Оказывается, если положить небоскрёб на бок, вся его разрушающая сила превращается в безмятежное спокойствие.

Последующие два часа Айв и Уизенхант проводят меня через другие части здания. Они рассказывают об уровне внимания, которое уделили каждой детали, о готовности искать нужные материалы и преодолевать препятствия для достижения совершенства. Все это относится к потребительским товарам Apple, где расходы на производство могут быть списаны на миллионы единиц производимой продукции.

Но «Кольцо» существует только в единственном экземпляре, располагается на площади в 260 тысяч квадратных метров, строится на протяжении восьми лет для потребительской базы объёмом в 12 тысяч человек. Как кто-то может оправдывать эти невообразимые усилия?

«Мне неприятно говорить об этом здании с точки зрения абсурдных, огромных чисел», — сказал Айв. «Всё это делается для впечатляющей статистики, но вы не живете во впечатляющей статистике. Хотя это и техническое чудо — установить стекло такого размера — но это всё же не достижение. Достижение — это сделать здание, где огромное количество людей смогут общаться, сотрудничать, гулять, говорить». Ценность, утверждает он, не в том, сколько вложено в это здание. Она в том, сколько от него получат сотрудники.


Эскиз эволюции здания Нормана Фостера: от формы пропеллера к кругу


«Кольцо» не было таким, каким его представлял Джобс, когда впервые заговорил о новом кампусе. Айв считает, это случилось где-то в 2004 году, когда он и его босс впервые начали обсуждать новую версию главного офиса.

«Я думаю, это произошло в Гайд-парке», — сказал он. «Когда мы вместе ездили в Лондон, мы проводили много времени в этих парках. Мы начали говорить о кампусе, где ваше первое ощущение было бы в том, что вы будто находитесь в парковой зоне со всеми элементами, напоминающими колледж, где связь между постройками и природой была прямой».

Обсуждения продолжались до 2009 года, когда Apple была готова приступить к проекту. Хотя свободную землю найти в Купертино сложно, Apple приобрела 75 акров всего в миле от Infinite Loop — места, где находится её нынешний главный офис.

Компания начала поиски нужной архитектурной фирмы для решения своих задач, и Джобс заинтересовался Норманом Фостером — лауреатом Притцкеровской премии. Среди его заказов были купол берлинского Рейхстага, аэропорт Гонконга и знаменитая лондонская башня Gherkin.

По воспоминаниям Фостера, Джобс позвонил ему в июле 2009 года и сказал, что Apple «нуждается в небольшой помощи». Два месяца спустя Фостер прибыл в Купертино и провел целый день с Джобсом: сначала в его офисе в кампусе Apple, затем в его доме в Пало-Альто. Он обнаружил, что у его нового клиента было удивительно подробное видение будущего проекта: начиная от стёкол и стали и заканчивая камнями и деревьями.

То, что говорил Джобс, Фостер сразу же зарисовывал в журнал, создавая «словесную картину» того, что представлял заказчик. «Его отправной точкой был Стэнфорд», — сказал Фостер, имея в виду главную часть университетского кампуса, где приземистые академические здания стоят вокруг огромных зеленых зон. Они соединены с тропинками, где каждый может прогуляться вдоль строений, ощущая себе одновременно и внутри, и снаружи.

Вскоре Фостер привез подкрепление из его лондонского офиса «Фостер и партнёры» для того, чтобы провести первую из многочисленных встреч Джобса с растущей командой архитекторов. Хотя он всегда говорил, что не терпит ностальгию, многие свои идеи Джобс основывал на воспоминаниях об области залива Сан-Франциско из своей юности.

«Его инструкции всегда касались Калифорнии — его идеализированной Калифорнии», — сказал Стефан Бехлинг, партнер Фостера, который стал одним из лидеров проекта.

Зона для застройки, которую купила Apple, была промзоной, в основном покрытой асфальтом. Но Джобс представлял там холмистую местность с сетью пешеходных дорожек. Он опять вернулся в Стэнфорд, чтобы вдохновиться от популярной зоны для прогулок около кампуса, где на холмах установлены радиотелескопы-«тарелки».

Встречи часто длились по пять-шесть часов, отнимая значительную часть времени в последние два года жизни Джобса. Он мог выглядеть устрашающе, когда боролся за каждую деталь, которую хотел воплотить.

«Однажды, — вспоминал Бехлинг, — Джобс обсуждал стены, которые он хотел видеть в офисах. Он точно знал, какую древесину хотел использовать, и это было не просто «мне нравится дуб» или «мне нравится клен». Он знал, какой длины должен быть сруб, и что дерево нужно срезать зимой, в идеале в январе, потому что оно будет содержать минимум сока и сахара. Мы сидели там, седовласые архитекторы, и думали: "Чёрт побери!".

Как и у любого продукта Apple, форма здания определяется его функцией. Это рабочее место, в котором люди открыты друг для друга и открыты природе. Ключевые здесь — модульные секции, известные как «капсулы» для работы и сотрудничества. Идея Джобса была в том, чтобы повторять эти «капсулы» снова и снова: «капсула» для работы в офисе, «капсула» для работы в команде, «капсула» для общения.

«Капсулы» будут доступны всем — даже генеральный директор не получит отдельный кабинет. И хотя компания давно известна своей внутренней секретностью, Джобс предлагал более открытую структуру, где можно было бы делиться идеями друг с другом в общих помещениях. Конечно, не все настолько открыто. Например, дизайнерская студия Айва будет окружена полупрозрачным стеклом. Но все-таки это более открыто, чем было в старом корпусе.

«Вначале мы даже не подозревали, о чем говорит Стив, имея в виду эти "капсулы". Но он все расписал: помещение, где в одну минуту вы могли бы сконцентрироваться, а в следующую — столкнуться с группой людей», — сказал Бехлинг. «И как много ресторанов у нас должно быть? Один огромный ресторан, чтобы вынудить людей быть всем вместе. У каждого должна быть возможность столкнуться с каждым».

В частности, Джобс расширил концепцию, которую он разработал, помогая проектировать штаб-квартиру для другой компании, которой управлял, — Pixar, — чтобы подтолкнуть людей к сотрудничеству, заставив их идти дальше, чем обычно, до туалетных комнат. (После того как Джобс принял значительное участие в этом проекте, сотрудники Pixar стали называть здание «Фильм Стива»). В этом новом проекте Джобс балансировал между необходимостью инженеров сконцентрироваться для вдохновения и мозговыми штурмами ради инноваций.

Чтобы разместить «капсулы», проект главного здания принял форму кленового листа, и люди в Apple стали называть его «пропеллер» — с тремя «лепестками» вокруг центральной зоны. Но со временем Джобс понял, что это не сработает.

«Наступил кризис», — сказал он архитекторам ранней весной 2010 года. «Я думаю, что получается слишком узко внутри и слишком широко снаружи». С этого начались недели сверхурочных часов работы команды Фостера, состоящей из ста человек, все они бились над тем, как решить проблему. (В итоге их количество достигло 250 человек). В мае, делая зарисовки в блокноте, Фостер записал: «На пути к кругу».

Согласно биографии Джобса, описанной Уолтером Айзексоном, там был еще один фактор. Когда Джобс показал рисунок кленового листа своему сыну Риду, подросток заметил, что с воздуха здание будет напоминать мужские гениталии. На следующий день Джобс повторил наблюдение архитекторам, предупредив, что с этого момента «вы никогда не сможете стереть этот образ из своей головы».

К июню 2010 года это был круг. Никто в полной мере не берет на себя ответственность за новую форму, всем кажется, что всё это время она была на поверхности. «Стиву сразу же понравилось», — сказал Фостер.

К осени Уизенхант услышал, что в Купертино может быть выставлена на продажу земля кампуса HP. 100-акровый участок земли располагался на севере от запланированной строительной площадки Apple. Кроме того, для Джобса это был не просто участок земли.

Когда он был подростком, он смог убедить HP предложить ему работу на летние каникулы, как раз в то время, когда создатели HP, которые были кумирами Джобса, прогуливались по той площадке и представляли, как будет выглядеть офисный парковый комплекс для дивизиона компьютерных систем.

Теперь в HP проходили сокращения, и компания больше не нуждалась в таком большом пространстве. Уизенхант заключил сделку, и проект Apple внезапно вырос до 175 акров.

«Первоначальное намерение Стива заключалось в том, чтобы размыть эту грань между тем, что внутри, и тем, что снаружи, — говорит Лиза Джексон, руководитель департамента Apple по окружающей среде. «Это должно пробудить ваши чувства».

Джобс всегда настаивал на том, чтобы большая часть земли была покрыта деревьями. Он даже пытался найти лучшего эксперта по деревьям, чтобы создать свой корпоративный Арден (жилое сообщество в США, спроектированное для любителей природы).

Ему нравилось озеленение в Стэнфорде, и он нашел гербариста, сотворившего его. Дэвид Маффли, жизнерадостный бородатый парень с манерами Лебовски, был на заднем дворе у клиента в Менло Парк, когда ему позвонили и пригласили прийти в офис Джобса поговорить о деревьях. Он был впечатлен познаниями и вкусом генерального директора Apple.

«Его чутье было даже лучше, что у большинства гербаристов», — говорит Маффли. «Он мог визуально определить, какие деревья обладают хорошей структурой». Джобс не соглашался с тем, что у нового кампуса есть своя местная флора, в частности, он хотел посадить там фруктовые деревья из садов, которые он запомнил, когда рос в Северной Калифорнии.

В итоге Apple посадила почти 9 тысяч деревьев. Маффли было сказано, что ландшафт должен быть защищен в будущем, поэтому он должен выбрать засухоустойчивые породы растений, чтобы его маленький лес и луга могли пережить климатический кризис. (В рамках экологической борьбы Apple заявляет, что их здания будут работать на устойчивой энергии, в основном за счет солнечных батарей на крышах).

Цели Джобса были не только эстетическими. Он постоянно думал, когда прогуливался, и представлял, как там так же будут гулять работники Apple. «Можете ли вы себе представить, что выполняете свою работу в национальном парке?», — спросил Тим Кук, который заменил Джобса на посту генерального директора в 2011 году. «Когда мне действительно нужно подумать о чем-то важном, я выбираюсь на природу. Это совершенно не похоже на то, что было в Кремниевой долине».

Кук вспоминает, как в последний раз обсуждал кампус со своим начальником и другом осенью 2011 года. «На самом деле, это был вообще последний раз, когда я говорил с ним, это была пятница перед тем, как он умер», — говорит Кук. «Мы смотрели фильм "Вспоминая титанов". Я любил его, но был сильно удивлен, что ему тоже нравится это кино. Я помню, что говорил с ним о стройке. Это придавало ему сил. Я шутил с ним над тем, что мы так беспокоились о некоторых мелких трудностях, что пропустили одну наиболее важную — как будем решать, какие сотрудники будут сидеть в главном здании, а кто будет работать в зданиях вокруг. На это Джобс лишь широко улыбнулся в ответ».

Продолжение следует...





Tags: apple
Subscribe

Posts from This Journal “apple” Tag

promo flowerspbmax march 19, 2016 18:55 Leave a comment
Buy for 20 tokens
Купить букет цветов в СПб (Санкт-Петербурге) можно в салоне цветов vip-flor.ru Но на сайте выставлены лишь некоторые примеры букетов, которые делались флористами салона цветов вип-флор. Но как выбрать, либо определиться с выбором букета цветов? В первую очередь, лучше заранее узнать любимые…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments